Для лучшего отображения, пожалуйста, измените свой браузер на CHROME, FIREFOX, OPERA или Internet Explorer.

Любит ли Испания в действительности своих детей?

Русская ИспанияЛюбит ли Испания в действительности своих детей?
В Испании разворачивается бурная дискуссия вокруг закона об исторической памяти и вокруг общей тематики о так называемой справедливости по итогам Второй Мировой войны. Известно, что здесь, в отличие от Франции, Германии, Италии никаких процессов и крупных “покаяний” относительно фашистского прошлого Испании не было.
Поэтому неслучайно, что в 2007 году в стране появился Закон об исторической памяти, и спасибо за это Хосе Луису Родригесу Сапатеро Автор этих строк подарил этому выдающемуся испанскому политическому деятелю свои книги за то, что он, несмотря на сопротивление оппозиции, довёл Закон до принятия в парламенте.
В нынешнем 2020 году исполняется 80 лет окончанию испанской Гражданской войны 1936-1939 годов. Всё прогрессивное человечество (да и регрессивное тоже) отмечает эту знаменательную дату.
Редакция “Э-Вести” неоднократно поднимала тему о дате окончания Гражданской войны, говоря о том, что она не завершилась и после провозглашения её окончания официальными франскистскими властями. Да, действительно, в марте 1939 года столица Испанской Республики – Мадрид – была отдана на два дня на откуп франкистским частям, которые тогда дали волю своим низменным чувствам (в городе проходили дикие оргии и бесчинства захватчиков). Но жестокими сценами гражданское население Испании в то время было не удивить. Гражданская война – самая жестокая из форм войн, где отец убивает сына, сын – отца, брат – брата. Она никогда, нигде, и ни при каких обстоятельствах не должна повториться.
На самом деле, дата реального окончания боевых действий в Испании не известна никому. Мне попадались данные о том, что регулярные части республиканской армии (её остатки) вели боевые действия в Долине Аран (Каталония) до конца 1960-х годов. По другой версии, окончанием Гражданской войны считается моментом сложения своих полномочий последним президентом Республики М. Асаньей.
Закон об исторической памяти – это не символическое, а чрезвычайно важное морально-нравственное событие, которое подытоживает огромную веху в сознании общества. То, что по этому Закону полагается жертвам франкизма – малая толика того, что может дать цивилизованное правовое государство ни в чём не повинным жертвам. Однако имейте в виду дорогие читатели, что и эти “крохи” не и поныне достигают цели.
Во времена Гражданской войны, в основном с 1937 по 1939 годы, Испанию покинуло до 40 тысяч испанских граждан, отправившихся в 14 стран Земли. Преимущественно это были дети. Беспрецедентная эвакуация детей в Новейшее время не знает аналогов. В Советский Союз попало 3.5 тысячи детей, из них приблизительно половина вернулась домой в 1957-1958 годах. Остальные так и осели в Советском Союзе.
Несмотря на громогласные заявления франкистского режима о заботе о своих гражданах по всему миру, никакой заботы о Детях Войны никогда не было, а были только репрессии. Надежды на то, что с 2007 года (момента, когда был принят Закон об исторической памяти) ситуация изменится, не возымели реального воплощения. По оценкам аналитиков, так называемыми “благами”, заложенными в Законе об исторической памяти, воспользовались не более 1-2% тех, кому они предназначались.
В Москве (а я это знаю доподлинно) до самих “испанских детей”, не говоря о втором поколении Детей Войны, руки у правительства не дошли. Я лично спросил во время визита Хосе Луиса Родригеса Сапатеро, что конкретно предполагается предоставить Детям Войны и другим детям. Мне ответили: “Им будет предоставлена целая система льгот и компенсаций, начиная от предоставления социального жилья до денежных сумм, как жертвам политических репрессий”. Я знаю досконально, что мой отец, почивший в Бозе в 2007 году (а тем более я, который так же, как и он, имеет на это право), ничего не получал по этому Закону, кроме небольшой дотации к российской пенсии – а какая пенсия в России мы знаем. Да и это было не в рамках Закона об исторической памяти, а в рамках договорённости, достигнутой во время визита короля Хуана Карлоса в Москву во время переговоров с советском руководством, признававшим факт разрыва между испанской пенсией и советской, на которую уже тогда было тяжело жить (или, лучше сказать, выживать).
Все надежды, связанные с приходом левого правительства Испании во власть, у населения связаны прежде всего с надеждами на реализацию Закона об исторической памяти. Ежегодно публикуются данные об огромных суммах, которые расходуются по линии Закона об исторической памяти, но никто ни из испанских детей в России, ни тем более из их детей, не получал что-либо по линии этого Закона, но даже не имел информации о тех правах и льготах, о которых громогласно говорил Хосе Луис Родригес Сапатеро в Испанском центре в Москве на улице Рождественка.
Было бы очень интересно и полезно, если бы министр иностранных дел Испании Аранча Гонсалес Лайя дала распоряжение своим загранучреждениям хотя бы довести до своих граждан информацию о том, на что они имеют право по названному закону. Хочется верить, что в Москве работает Генеральное Консульство Испании, которое всегда славилось своей эффективностью и трудолюбием своих сотрудников, а Испания любит своих граждан, а ещё больше – своих детей.
Любит ли Испания в действительности своих детей?

Источник

оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Верх Установить
Установить